Киевский государственный областной центр пластической хирургии

euro

Высокое исскуство наших пластических хирургов признано в Европе.
Директор центра пластической хирургии Левицкий Р.М. - хирург высшей категории с 20-летним опытом работы в пластической хирургии, выполнивший более 16 000 успешных операций, является ведущим пластическим хирургом одной из лучших клиник пластической хирургии Германии.

04107, г. Киев ул. Баггоутовская 1
Киевская областная клиническая больница

Наши телефоны:

044 332-56-46  093 499-93-21
096 842-89-87  095 626-45-23
Киевский областной центр пластической хирургии , Киев, комплексное лечение и индивидуальный подход во всех областях косметики: Передовые методы лечения в эстетической и пластической хирургии, высокий професcионализм врачей, наличие самого современного оборудования позволяет решить все виды пластических, реконструктивных, эстетических проблем лица и тела

Операции по пересадке лица могут проводиться в Украине уже через год-два…

director_1_resize…Опыта и профессионализма нашим специалистам по пластической хирургии не занимать. Единственное, что может помешать, — политический климат в стране, который сегодня медикам не благоприятствует.

Этими мыслями поделился со мной директор клиники омоложения и пластической хирургии, член Всеукраинской ассоциации пластических хирургов Роман Левицкий. Роман Миронович — специалист с 15-летним практическим стажем,кандидат наук, единственный из украинских хирургов закончил двухлетнюю клиническую ординатуру на кафедре пластической и эстетической хирургии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. Он считает, что западным коллегам есть чему поучиться у представителей российской школы.

Однако первую пересадку лица (точнее — частичную пересадку) 27 ноября этого года провели французы во главе с заведующим хирургическим отделением больницы Эдуарда Эрио в Лионе Жаном-Мишелем Дюбернаром. Доктор Дюбернар прославился еще в 1998 г. после того, как впервые провел успешную операцию по трансплантации донорской руки.

Повреждения у 38-летней француженки, которой откусил нижнюю часть лица собственный лабрадор, были крайне тяжелыми: женщина лишилась носа, губ и подбородка, с трудом жевала пищу и практически не могла разговаривать. Донором стала дама с фатальным повреждением головного мозга. Журналистам сообщили о беспрецедентной операции через три дня после ее проведения — когда стало ясно, что послеоперационного отторжения пересаженных тканей не произошло.

— Но, думаю, и спустя две недели рано говорить об успехе.

— Безусловно, рано. Дай бог, чтобы все было нормально…

—…Ведь известно, что в прошлом году во Франции мужчине пришлось ампутировать пересаженную руку, с которой он жил несколько месяцев. Правда, врачи заявили, что пациент перестал выполнять рекомендации врачей, но кто знает, как все было на самом деле.

— Подобные операции довольно рискованные, но без риска медицина ни на шаг не продвинется вперед. Считаю, французские врачи сделали великое дело. Я видел фотографии лица той женщины. И очевидно, что никаких альтернативных вариантов для ее спасения не было. Уверен: человек находился на грани самоубийства: уродство — это лишь одна проблема. Но еще большие сложности заключались в том, что человек утратил жизненно важные функции: жевания, речи, дыхания.

— Советник этического совета минздрава Франции доктор Лорент Лонтьери заявил, что хирурги нарушили рекомендации, отказавшись использовать восстановительную хирургию. Ведомство полагает, что подобные операции можно проводить в строжайших условиях лишь после попытки традиционного хирургического вмешательства. А как вы считаете — пересадка собственной кожи ей бы не помогла?

— Аутотрансплантация возможна лишь при повреждении кожных покровов, когда сохранены мышцы, опорные ткани — хрящи, а в данном случае ничего этого не было. Операции по восстановлению лицевых тканей путем пересадки крупных участков кожи (когда используется кожа самого пациента) значительно снижают вероятность отторжения, но эстетические результаты трудно назвать удовлетворительными. Кожа лица существенно отличается от кожи других участков тела по составу, цвету и структуре.

— У женщины будет нормальное, живое лицо, она сможет улыбаться? Я встречал критические высказывания специалистов, что нервные ткани невозможно восстановить. Выходит, она получила маску?

— Я бы не стал категорически утверждать, что нервные волокна не восстановятся. Они восстанавливаются, но очень медленно. Задача как раз заключалась в том, чтобы функционировали мышцы. А чтобы сделать маску, хватило бы эндопротеза — внешний пластик подбирается под цвет кожи, повторяет форму лица, но он, разумеется, нефункционален.

— Чтобы избежать отторжения кожи, женщине предстоит принимать лекарства, подавляющие иммунитет. Ее организм станет уязвимым для любых инфекций, возрастет риск развития онкопатологии и других болезней. Скажите, это пожизненная плата?

— Так потому и взялись за пересадку лица, что появились новые иммунодепрессанты, которые, как утверждают разработчики, приучают организм к чужой коже. Через определенное время он будет воспринимать ее как свою.

— Через сколько лет?

— Как минимум через пять.

Пришить лицо сложней, чем сердце

— Судя по тому, что пересадки сердца и почек практикуются десятки лет, а лицо пересадили только что, последняя операция сложнее…

— Гораздо сложнее. Во-первых, надо «связать» множество кровеносных сосудиков, нервных окончаний. Только за улыбку отвечают около сорока мышц, а сердце, грубо говоря, — одна большая мышца. К тому же трансплантацию кожи необходимо проводить быстрее. В течение примерно четырех часов после смерти донора нужно успеть взять его кожу и пересадить пациенту. Кожный покров начинает разлагаться первым, и у хирургов практически нет того запаса времени, который бывает при трансплантации сердца или печени.

— Обращались ли к вам пациенты с подобными серьезными изъянами лица?

— Да. К сожалению, бывают ситуации, когда мы знаем, что помочь не в силах.

— Только в вашей центре ? Или никто в нашей стране не поможет?

— Никто в мире. Не следует считать, что пластическая хирургия в Украине находится на более низком, чем в Европе, уровне. К нам приезжают пациенты из-за границы, от которых там отказывались, а мы помогаем.

— Отказывались или стоимость услуг в Украине ниже?

— Например, лечение термических повреждений, ожогов на Западе оплачивают страховые компании, так что перед пациентами в данном случае цель — экономить не стоит. В других случаях (устранение морщин, избытков кожи лица, других услуг по омоложению, по коррекции носа, ушей, губ) фактор ценовой политики играет немаловажную роль. Операции у нас в несколько, порой в десять раз дешевле.

— Готовы ли вы проводить операции по пересадке лица?

— Вполне. Для проведения таких операций особо сложные технологии не требуются. Нет проблемы в том, чтобы пришить лицо. Руки у нас ничуть не хуже, чем у европейских медиков. Все упирается в финансовые возможности пациентов, готовых пойти на весьма дорогостоящее лечение. И, к сожалению, политическая ситуация в стране не позволяет строить далекоидущие планы. Позиция Минздрава касательно трансплантологии и нашей работы меняется очень часто. Например, в начале года в перечень специальностей, утвержденных ведомством, наконец ввели специальность пластическая хирургия. Осенью пришел новый министр и отменил это постановление. Но это уже другая тема.

— Пишут, что в Европе операция по пересадке лица потянет минимум на 40 000, а вы бы сколько запросили?

— Сама операция в Украине будет не очень дорогой — до 10 тыс. долл., а вот стоимость послеоперационного лечения — в десятки раз выше. Курс иммунодепрессантов может обойтись и в 20 тыс. долл. в месяц.

О морально-этических аспектах

Основной аргумент возражающих против пересадки лица психологов — пережившему трансформацию внешности пациенту угрожает кризис самоидентификации: чувства человека, ежедневно видящего в зеркале отражение умершего незнакомца, могут негативно отразиться на психике. В случае с французской пациенткой этот аргумент совсем неубедителен: лучше видеть в отражении чужое лицо, чем то, что осталось от своего. Куда больше грозят француженке другие сложности.

Перед пресс-конференцией доктора Дюбернара журналисты обнародовали информацию об обстоятельствах, при которых пациентка (разведенная женщина, воспитывающая двоих детей) получила травму. Им удалось выяснить, что собака изуродовала ей лицо в мае этого года, в тот момент, когда она, пытаясь покончить с собой, приняла смертельную дозу сильнодействующего лекарства и потеряла сознание. Популярное лондонское издание The Sunday Times опубликовало сенсационный материал, в котором утверждалось, что женщина сообщила об этом в телефонном интервью. На вопрос журналиста о причинах самоубийства она ответила: «Секрет»… Укусы животного привели ее в чувство и по сути спасли жизнь. Полиции пришлось умертвить лабрадора вопреки протестам хозяев.

Однако профессор Дюбернар опроверг публикации, назвав их возмутительными. В интервью французской Le Monde он сказал:

«Она не пыталась покончить с собой, и я готов повторить это десять раз. Женщина в прекрасном состоянии, просто в отличном, в отменной физической форме, наша работа выглядит прекрасно, да и психологически с ней все в полном порядке».

Доктор заявил, что пациентку непосредственно перед операцией обследовали несколько психиатров, установивших ее «абсолютную душевную стабильность». По версии врача, женщина действительно приняла снотворное, чтобы успокоиться после семейной ссоры, но доза не была смертельной, а версия о самоубийстве выдумана.

Впрочем, такая реакция на конфликт заставляет усомниться в ее психологической устойчивости и способностях перенести предстоящие тяготы жизни. В связи с этим некоторые коллеги Дюбернара выразили сомнение в уместности проведенной им операции.

— Я с ними не согласен. Можно сказать, что человеку был дан последний шанс, и медицина ей его предоставила.

— Вы оцениваете психическое состояние пациентов перед операциями?

— В советское время без справок из психоневрологического диспансера услуги по пластике лица вообще не оказывали. Сейчас ни одна клиника их не требует. Это оскорбительно для человека и нарушает его права. Но мы проводим психологическое тестирование. К примеру, отсекаем тех, кто предъявляет завышенные требования к своей внешности. Нельзя оперировать пациентов, которые приносят фотографии актеров и просят сделать такое же лицо, как у кумира. С осторожностью относимся к тем, кто винит внешность в своих жизненных неудачах, мол, станет короче нос, и все наладится.

— Бывает, что после операции говорят: «Доктор, верните все как было»?

— Да. После тридцати лет у человека происходит подсознательная фиксация личного образа. Он всю жизнь смотрел на себя в зеркало и мечтал, скажем, исправить нос, убрать горбинку. Сделали операцию, все нормально. Специалисты, знакомые убеждают: внешность в лучшую сторону изменилась. Да и сам человек не может сформулировать претензий: это не я, и все тут. У лучших пластических хирургов мира недовольных около 10%.

— Подавали ли на вас в суд?

— Бог миловал. Перед операцией пациент подписывает бумаги, что он предупрежден, что операция может закончиться неудачно и возможно ухудшение внешнего вида. Каждая пластическая операция — это риск. Но все разговоры о морально-этических принципах быстро заканчиваются, когда у их блюстителей или у кого-то из их близких происходит несчастье. Мне говорят: изменяя внешность, вы занимаетесь небогоугодным делом. Согласно законам религии это так, и я как человек верующий всегда прошу у Бога за это прощение и надеюсь, что та помощь, которую приношу людям, перевесит мой грех.